Кириллина Л. Театральное призвание Георга Фридриха Генделя.

  • Автор: Лариса Кириллина
  • Рецензент: И. П. Сусидко, доктор искусствоведения, профессор; А. В. Булычёва, кандидат искусствоведения, доцент; Ю. С. Бочаров, доктор искусствоведения; Е. Ю. Шигаева, кандидат искусствоведения
  • Издательство: Научно-издательский центр "Московская консерватория", 2019
  • Тираж: 500 экз.
  • К-во страниц: 388
  • ISBN: 978-5-89598-356-0 (в пер.)

Монография посвящена оперному творчеству Г. Ф. Генделя (1685–1759). Музыкальный театр композитора рассматривается в исторической последовательности и в связи с художественными, социальными и политическими реалиями своего времени. Особо выделены ключевые для каждого периода произведения.

Книга адресована музыкантам, студентам творческих вузов и всем, кто интересуется операми Генделя.

Перед публикацией отзывы проходят модерацию

Оперы Генделя: триумф, забвение и возрождение 3

Хронология и периодизация 5

Генделевский «ренессанс» XX века 7

Гамбургский пролог 21

История о непокорном сыне 21

Театр вольного города 27

«Альмира» 38

Итальянское интермеццо: 1706–1710 52

Аркадская идиллия 52

Театр без театра: итальянские кантаты 64

«Родриго»: драма о вероломном монархе 68

«Ацис, Галатея и Полифем» 73

«Агриппина» 77

Прощание с Италией 87

«Ринальдо» и спутники 92

Опера в Англии до Генделя 92

«Ринальдо»: история успеха 98

Опера как зрелище 103

Музыка «Ринальдо» 108

Спутники «Ринальдо» 116

Королевская академия музыки 125

Британские меценаты 125

В замке Кэннонс 129

Учреждение театра 134

Генделевские певцы 141

Либреттисты и либретто 153

Вереница шедевров 160

Оперные войны 160

«Радамист»: декларация о намерениях 166

Жестокий восток «Тамерлана» 170

Средневековая «опера спасения» 182

Античные сюжеты: «Адмет» и «Александр» 191

«Юлий Цезарь в Египте» 203

Историческая основа сюжета и особенности либретто 204

Музыкальная драматургия 209

Исполнители и интерпретации 231

Борьба за оперу 237

Закрытие и обновление Королевской академии музыки 237

«Опера нищего» и хлопоты импресарио 240

Певцы Второй академии 245

Конкуренты 250

В театре Ковент-Гарден 254

Репертуар генделевского театра 1729–1741 годов 256

Гендель и опера-сериа 261

Реформа Метастазио 261

Три оперы — три героя 263

«Пор»: благородство и безрассудство 268

Триада опер по мотивам Ариосто 278

Возвращение в мир барокко 278

«Орландо» 280

«Ариодант» 291

«Альцина» 300

На переломе 311

Гендель и высокая комедия 317

Комедийные тенденции 317

Женский мир «Партенопы» 320

«Ксеркс» 322

Эпилог: «Гименей» и «Деидамия» 340

Гендель и английская опера 346

Оратории в театре 346

«Семела» 349

«Геракл» 355

Литература 363

Приложения 368

Театральные произведения Генделя 368

Пастиччо из опер других композиторов, поставленные под руководством Генделя 372

Оперы Генделя в России XX–XXI вв. 373

Указатель имен 378

Оперы Генделя: триумф, забвение и возрождение

Оперное творчество Георга Фридриха Генделя (1685–1759) — выдающееся явление в истории музыки, и принадлежит оно сразу трем культурам: немецкой, итальянской и английской. Магическое притяжение личности Генделя, универсальность его гения, фантастическая продуктивность и неиссякаемая энергия превратили этого композитора в фигуру мирового масштаба.

В зрелые годы Гендель утвердился в глазах современников как создатель и классик жанра английской оратории и именно в этом качестве завоевал себе почетное место в пантеоне героев британской культуры. Многочисленные оперы, написанные им в Англии на итальянские тексты, отошли при этом в тень. Во второй половине XVIII века оперное творчество Генделя оказалось почти забыто и не оказывало заметного влияния на развитие музыкального театра последующих эпох. Сложилось мнение, будто именно в жанре оратории Гендель проявил себя как подлинный новатор и великий музыкант-драматург, а в опере он якобы был вынужден следовать рутинным условностям, обрекшим его сценические произведения на непопулярность у потомков.

В настоящее время отношение к операм Генделя радикально изменилось, что нисколько не умалило значения его ораторий. В XX веке произошло чудо возрождения генделевского оперного наследия. Оперы Генделя сделались в наше время существенной частью мирового театрального репертуара. К ним больше не относятся как к музейным раритетам, призванным изредка украшать афиши фестивалей, но неспособным собрать полный зал в крупном городе или привлечь внимание «звездных» исполнителей. Напротив, Гендель легко обогнал по популярности своих бывших конкурентов-итальянцев — Джованни Бонончини и Никола Порпору, а также таких бесспорно выдающихся мастеров, как Рейнхард Кайзер, Алессандро Скарлатти, Иоганн Адольф Хассе, Антонио Вивальди. Он стал одним из наиболее часто исполняемых оперных композиторов XVIII века, заняв почетное место рядом с Моцартом. К операм Генделя обращаются лучшие театры мира, приглашая для их постановки самых выдающихся режиссеров, певцов и дирижеров, причем не обязательно лишь тех, кто специализируется на сугубо старинном репертуаре.

Конечно же, об операх Генделя написано множество исследований, хотя ни одна трактовка — музыкальная, сценическая или аналитическая, — не может считаться ни исчерпывающей, ни единственно возможной: настолько глубоки и многомерны эти произведения, казавшиеся еще в начале XX века безвозвратно устаревшими.

Тем не менее отрицать очевидную проблему весьма сложных взаимоотношений Генделя с «мейнстримом» и «авангардом» своего времени было бы исторически неправильно. При всей неординарности, смелости и изобретательности многих композиционных и драматургических решений Гендель — оперный композитор вовсе не «передового» направления. Таковым было в его время искусство галантного, раннеклассического и классического стиля, воплощенное в итальянской опере-сериа 1730-х годов, в новом, ориентированном на широкую аудиторию жанре оперы-буффа, а впоследствии — в реформаторских операх Кристофа Виллибальда Глюка, отражающих предреволюционное состояние умов и властно апеллирующих к героическому нравственному идеалу. По своей поэтике и стилистике оперное творчество Генделя в целом принадлежит эпохе барокко и может быть адекватно понято только в ее пестром, причудливом и парадоксальном контексте. Может быть, эта «ретроспективность» поэтики и была причиной отторжения лондонской публикой опер Генделя уже в конце 1720-х годов, на что указывал Райнхард Штром. При этом Гендель как великий музыкант-драматург иногда мыслил глубже и оригинальнее своих современников-итальянцев, предвосхищая и «фресковое» письмо Глюка, и тончайший психологизм Моцарта, и декоративный историзм «большой оперы» XIX века, и противоречивые страсти, обуревавшие пылких героев Верди. Однако оперное творчество Генделя ценно не только отдельными своими сторонами, устремленными в будущее, а колоссальной смысловой емкостью и синтезирующей силой, позволяющей провести параллель с искусством Иоганна Себастьяна Баха, которое младшим современникам тоже казалось «устаревшим» и «немодным». Бах, правда, не писал опер, но судьба его кантат, пассионов и грандиозных инструментальных циклов (Бранденбургские концерты, «Музыкальное приношение», «Искусство фуги») оказалась сходной.

Музыкальный театр Генделя отражает все эстетические грани своей эпохи. Гендель — универсальный художник, «гражданин мира», сумевший органично соединить немецкую основу своего мышления с самыми разными музыкальными и театральными традициями, о которых уже говорилось выше. Отчасти этот синтез был обусловлен географией перемещений Генделя (центральная и северная Германия, Италия, Великобритания). Конечно, в жизни некоторых современников Генделя можно найти маршруты и попричудливее. Путешествия выдающихся артистов из страны в страну были широко распространенным явлением, хотя в XVIII веке дальние переезды были сопряжены с гораздо большими трудностями и неудобствами, чем в наши дни. Но чаще всего побудительным стимулом к странствиям был солидный гонорар, и, как только контракт заканчивался, композитор или виртуоз переезжал на другое место работы. Редко кому удавалось укорениться внутри иной культуры настолько, чтобы сказать в ней новое слово. Генделю это удалось, и прежде всего в жанре оперы, где конкуренция была исключительно высока и зачастую жестока.

Оперное творчество Генделя хотя и строится на общепринятых жанровых парадигмах, отличается ярким своеобразием, позволяющим говорить об авторской концепции музыкального театра. Помимо гениальной одаренности, энергии и силы воли, ее создатель должен был обладать и незаурядным интеллектом. Гендель, не притязавший на лавры ученого мужа, был хорошо образован. Он владел несколькими языками (кроме родного немецкого, также латынью, французским, итальянским, английским), общался с выдающимися литераторами и мыслителями, имел понятие о самых разных типах театра своего времени (музыкального и драматического), прекрасно разбирался в живописи. Музыкальный кругозор композитора вообще был почти универсальным: он был в той или иной мере знаком с творчеством едва ли не всех своих видных современников и предшественников, со всеми стилями и жанрами.

Наконец, прожив достаточно долгую жизнь и многое в ней повидав, Гендель превосходно знал людей разных стран, национальностей, возрастов и сословий, от монархов, вельмож, полководцев и священнослужителей до поэтов, художников, актеров, торговцев, моряков, солдат, куртизанок, слуг, крестьян. Он в точности представлял себе их характеры, облик, жесты, манеры, нравы, привычки, причуды, что для театрального композитора было не менее важно, чем книжная начитанность или академическая эрудиция. Иногда Генделя сравнивают с Шекспиром, что следует расценивать не только как знак высшей признательности (особенно в устах англичан), но и как определенную эстетическую параллель между двумя гениями, выбивавшимися из общего ряда. Менее всего Гендель был приверженцем каких-либо эстетических догм, и потому в его драматургии нередко сплавлены самые разнородные принципы. Трагическое переплетается с ироническим, фантастика может быть трактована серьезно и даже философски, а оперная реальность полна таких же поразительных контрастов, как и сама жизнь.

<...>

Стоит ли в этих условиях создавать еще одну книгу о Генделе, заведомо не притязая на соперничество с трудами зарубежных коллег, а лишь пытаясь в какой-то мере заполнить очевидный пробел в отечественной литературе? И какой должна быть эта книга, коли уж ей суждено появиться на свет — сугубо академической или все-таки более популярной, поскольку в нашей стране просветительские задачи пока еще очень актуальны?

Думается, что русская книга об операх Генделя нужна хотя бы потому, что не все наши музыканты легко читают на иностранных языках и не все любители музыки способны добраться до трудов, быть может, не столь уж недоступных, но отпугивающих своей научной фундаментальностью.

Автору этих строк принадлежит подробная биография Генделя, изданная в серии ЖЗЛ (2017). Однако в силу специфики жанра и ориентации на широкие круги читателей там не было возможности давать развернутые анализы музыкальных произведений, будь то оперы или оратории, и тем более приводить нотные примеры. С другой стороны, если подробно описывать и анализировать каждую партитуру, то монография превратится в путеводитель, чего в данном случае мне хотелось бы избежать.

Избранный мною ракурс — прежде всего исторический. Я не буду пытаться охватить все оперное творчество Генделя и все связанные с ним проблемы. Жанр изложения будет балансировать между последовательным повествованием об этапах творческого пути Генделя как оперного композитора и очерками о самых значимых шедеврах, ключевых для каждого периода. Цель этой книги — проложить путь к пониманию музыкального театра Генделя для читателей, среди которых автор видит и музыкантов разных специальностей, и студентов музыкальных вузов, и любителей оперного искусства, и всех тех, кто с радостью пойдет в театр или в концертный зал, если там будет исполняться какое-либо из произведений Георга Фридриха Генделя — великого композитора и великого драматурга.