Прокофьев С.С. Симфония № 4: переложение для двух фортепиано.

  • Автор: С. С. Прокофьев
  • Издательство: Научно-издательский центр "Московская консерватория", 2014
  • Тираж: 200 экз.
  • ISBN: ISMN 979-0-706360-32-4

Предлагаемое переложение партитуры Четвертой симфонии С. С. Прокофьева для двух фортепиано в четыре руки было осуществлено Е. В. Гладилиной и Н. Д. Юрыгиной по заказу кафедры симфонического дирижирования Московской консерватории. Основой для переложения послужила партитура второй редакции симфонии (1947), изданная лишь в 1962 году. Наряду с использованием переложения в классе симфонического дирижирования, оно может быть включено целиком или отдельными частями в концертную практику.

Перед публикацией отзывы проходят модерацию

Предлагаемое переложение партитуры Четвертой симфонии Прокофьева для двух фортепиано в 4 руки было осуществлено по заказу кафедры симфонического дирижирования Московской консерватории. Основой для переложения послужила партитура второй редакции симфонии (1947), изданная лишь в 1962 году.

История создания симфонии в ее окончательном варианте растянулась почти на два десятилетия. О том, как она началась, Прокофьев вспоминает в «Автобиографии»: «Бостонский оркестр, один из лучших мировых оркестров, готовясь праздновать 50-летие своего существования, заказал мне и Стравинскому по симфонии. У меня возникла мысль сделать симфонию на материале “Блудного сына”»1.

Балет Прокофьева «Блудный сын», созданный по инициативе С. П. Дягилева, руководителя театра «Русский балет», стал одной из его успешных постановок. В создании спектакля участвовали также известный художник Жорж Руо и воспитанник Петроградского хореографического училища Георгий Баланчивадзе (Джордж Баланчин). В одном из интервью Дягилев сказал о музыке балета: «Никогда еще композитор не был так прозрачен, прост, мелодичен, нежен как в “Блудном сыне”»2. Сам автор работал над партитурой балета с большим увлечением и считал ее очень удавшейся по материалу. На парижской премьере 21 мая 1929 года в числе многих знаменитостей присутствовали Пикассо и Рахманинов. Прокофьев стоял за дирижерским пультом. «...Публика смахивала слезы, и успех был чрезвычайный», — писал он с удовлетворением3.

Воодушевленный успехом, композитор создал несколько концертных сочинений, основанных на темах «Блудного сына»: Четвертую симфонию ор. 47 (первая редакция), оркестровую сюиту в пяти частях ор. 46 bis, три пьесы из фортепианного цикла ор. 52.

Четвертая симфония впервые прозвучала 14 ноября 1930 года в Бостоне под управлением С. Кусевицкого. «Я люблю ее за отсутствие шума и большое количество материала», — признавался Прокофьев4. Однако спустя семнадцать лет он вернулся к этому дорогому ему сочинению. Все эти годы композитор работал с необычайным творческим подъемом, создав огромное число произведений, в том числе Пятую и Шестую симфонии. Вновь обратившись к Четвертой, он заметил некоторые ее недостатки и слабые стороны: «В этой симфонии есть хороший материал, но, написав Пятую и Шестую симфонии, я вижу, что с точки зрения общего построения, Четвертая симфония может быть сделана сильней»5.

Если первая редакция (1930) могла быть названа симфонией-сюитой, то вторая обнаруживает стремление композитора преодолеть тенденции сюитности и усилить роль непрерывного симфонического развития. Выдающийся мастер формы, Прокофьев органично и плавно соединяет контрастные темы и крупные разделы, тем самым придавая симфонии бóльшую цельность.

Первое исполнение Четвертой симфонии во второй редакции (ор. 112) состоялось в 1959 году в Москве под управлением Г. Рождественского.

Тематические образы симфонии необычайно ярки и выпуклы; наряду с темами балета Прокофьев включил в нее и новый музыкальный материал. Сдержанно-торжественную тему вступления сонатного allegro, написанную для второй редакции, можно сравнить с театральным занавесом, обещающим картины далекого прошлого. (Та же тема, но в праздничном триумфальном облачении, завершает IV часть — финал симфонии.) Угловатый, акцентированный мужской танец главной партии, поэтичный флейтовый напев побочной, маршевые и гимнические образы разработки сменяют друг друга, словно маски карнавального шестви

Выразительная проникновенная музыка II части (тема «Возвращения» из балета «Блудный сын») не уступает по красоте знаменитому Adagio из балета «Ромео и Джульетта». Мотив расставания с родиной, возвращения или мечты о возвращении на родину был близок многим участникам создания балета «Блудный сын»: самому Прокофьеву, Дягилеву и почти всей его труппе. Внимательно следя за процессом создания балета, Дягилев сообщал С. Лифарю — будущему исполнителю главной роли: «Последняя картина (возвращение Блудного сына) — прекрасная. Какой-то глубокий и величественный ноктюрн»6.

Балетный номер «Красавица» оказался настолько совершенным по форме, что вошел в симфонию почти без изменений в качестве ее III части. Легкий непринужденный танец (в духе гавота), полный изящества и женственного очарования, ассоциируется с музыкой эпохи барокко.

Финал-рондо пронизан чеканными острыми ритмами. Тема рефрена чрезвычайно активна. Ее стальной ритм, унисонное звучание, упрямое подчеркивание сильных долей передают характер героя, решившего покинуть отчий дом. Невольно вспоминаются токката Прокофьева ор. 11 и особенно финал его Третьего фортепианного концерта. В ходе финала длительное нарастающее токкатное движение приводит к грандиозному по оркестровке звучанию темы вступления, завершающему симфонию.

Партитура симфонии оказалась благодатным материалом для переложения. В ней нет таких сложных многоплановых и трудных для восприятия наслоений, как в Третьей симфонии. Тем не менее, в некоторых разделах партитуры, например в коде финала, где оркестровое tutti достигает максимальной силы, возникали серьезные проблемы с поиском адекватного фортепианного варианта.

Переложение Четвертой симфонии Прокофьева во второй редакции было выполнено в начале 1990-х годов Е. В. Гладилиной и Н. Д. Юрыгиной. Уход из жизни в 2003 году талантливой пианистки и выдающегося педагога Е. В. Гладилиной прервал нашу личную дружбу и почти сорокалетнюю исполнительскую деятельность фортепианного дуэта Гладилина — Юрыгина. В одном из концертов нами была исполнена III часть предлагаемого переложения Четвертой симфонии — Moderato quasi allegretto.

Представляется, что наряду с использованием переложения в классе симфонического дирижирования, оно может быть включено целиком или отдельными частями в концертную практику.

 Наталия Юрыгина

 


1 Прокофьев С. С. Автобиография // С. С. ПрокофьевМатериалыдокументывоспоминания / сост., ред., примеч. и вступ. ст. С. И. Шлифштейна. 2-е изд., доп. М., 1961. С. 184.

2 Цит. по: Сергей Дягилев и русское искусство: в 2 т. / сост., вступ. ст. и коммент.: И. С. Зильберштейн, В. А. Самков. М., 1982. Т. 1. С. 255.

Письмо С. С. Прокофьева Н. Я. Мясковскому (30 мая 1929 года) // С. С. Прокофьев и Н. Я. Мясковский. Переписка / сост. и подгот. текста М. Г. Козловой и Н. Р. Яценко. М., 1977. С. 313.

4 Прокофьев С. С. Автобиография. С. 185.

5 Цит. по: Мендельсон-Прокофьева М. А. О Сергее Сергеевиче Прокофьеве // С. С. ПрокофьевМатериалыдокументывоспоминания. С. 381.

6 Письмо С. П. Дягилева С. М. Лифарю (2 декабря 1928 года). Цит. по: Сергей Дягилев и русское искусство. Т. 2. С. 144.